Проектно-реставрационная мастерская
Главная / Публикации /

Тобольское диво




В. И. Симиненко - заслуженный работник культуры РФ, профессор УралГАХА

В. М. Поздникин - инженер-реставратор I категории, профессор УралГАХА

А. Ю. Каптиков- кандидат искусствоведения, профессор УралГАХА.

Среди наиболее известных малых исторических городов Урала и Сибири особое место по праву занимают Верхотурье и Тобольск. Их основание связано с активным освоением этих мест в конце XV – начале XVI веков. Именно в этих городах сохранилось своеобразие формирования архитектуры и жизненной среды минувших времен. Наиболее ценные исторические объекты – храмы, монастыри, кремли - дошли до нас в своем великолепии в разной степени сохранности.

Активные работы по возрождению Верхотурья начались в 1996 году по программе Губернатора и Правительства Свердловской области. Возрождению старины Тобольска придан новый активный импульс с посещения города президентом России Путиным В.В. в 2004 году, благодаря поддержке которого появилась Программа возрождения Тобольска. В ней нашли отражение как вопросы сохранения исторического наследия, так и ряд важных проблем социального значения: инженерное благоустройство территории подгорного района, строительство городских и районных дорог и др. Программой охвачена реставрация центрального объекта – кремля с известным Софийским собором, Гостиным двором и практически всех храмов города, а их более десятка. Среди них церковь Захарии и Елизаветы.

Строитель этой церкви - мастер Андрей Петрович Городничев, сын тобольского кирпичника Петра Васильевича Городничева .

Был ли Городничев автором-зодчим или всего лишь исполнителем чьего либо проекта - неизвестно. Историк архитектуры Сибири В.И. Кочедамов приписывал тобольские храмы того времени местным «учёным ямщикам» братьям Козьме и Ивану Черепановым. Того же мнения придерживаются некоторые краеведы. Однако, судя по архитектуре церкви Захарии и Елизаветы, в данном случае это представляется маловероятным.

Новая каменная церковь была поставлена на площади Нижнего базара. На плане Тобольска 1767 г. с севера от строящегося храма -деревянный четырёхугольник торговых рядов, сохранявшийся и позднее. В XIX в., к западу встал ещё один деревянный торговый ряд, отделивший площадь от Иртыша, а в конце столетия на её северной стороне добавился каменный торговый корпус. Тем не менее Базарная площадь не имела чётких границ.

При перепланировке Тобольска в конце XVIII-начале XIX вв. на церковь Захарии и Елизаветы были сориентированы две сходящиеся к Базарной площади улицы (ныне Мира и Хохрякова). К югу от храма появились каменные купеческие дома, из них один напротив - изогнутый двухэтажный объём дома Шохина.

С исчезновением в ХХ в. деревянных рядов и расширением незастроенного пространства площади градостроительное значение церкви Захарии и Елизаветы ещё возросло. Ныне она является важнейшим объёмно-пластическим акцентом этой части Тобольска.

В большой тобольский пожар 1788 г. сгорел иконостас верхнего храма и серьёзно пострадал иконостас нижнего (надо полагать, церковь обгорела и снаружи).

В 1796 г. сильной бурей и ударом молнии снесло все пять глав с крестами. При восстановлении в них могли быть внесены изменения, хотя храмовое завершение в целом осталось прежним.

С 1814 г. полы нижнего этажа были из чугунных плит. В 1910 г. пристроили каменное крыльцо с чугунной решёткой.

После закрытия в 1930-е гг. церковь около полувека использовалась для хозяйственных целей (преимущественно под склады) и понесла серьёзнейшие утраты. Были разобраны главы, алтарный купол, колокольня (кроме её основания), аттики пристройки, крыльцо и ограда. Уничтожено почти всё внутреннее убранство. Здание пришло в аварийное состояние.

Современное состояние архитектуры храма характеризуется следующим образом.

Церковь двухъярусная. Объёмно-планировочная схема-усложнённая трёхчастная, продольно-осевая.

Храмовый объём-четверик с пятигранным снаружи, округлым внутри алтарём. Трапезная на обоих этажах расширена с севера и юга приделами, чьи скруглённые апсиды «наложены» на края стен храма.

Западнее была колокольня, двухъярусная восьмериковая на квадратном основании, скрытом двухэтажной пристройкой с одноэтажными боковыми выступами-галереями (ранее над ними имелись балконы). Под этой частью здания есть подклет.

Четверик завершён куполом, в основание которого врезаны динамичных очертаний щипцы. На диагоналях купола их дополняют четыре причудливых, напоминающих мотив вытянутых волют, постамента глав. Как щипцы, так и эти постаменты наделены люкарнами: первые - «четырёхлепестковыми», вторые - круглыми. Сам купол двухъярусный за счёт подразделяющего его в верхней части низкого глухого восьмерика. Купол увенчан главкой на крупном барабане.

Образованное таким образом пятиглавие (барабаны всех главок восьмигранные) дополнено алтарной главкой на приплюснутом куполке. В свою очередь, вариаций щипцов храма служили широкие фигурные аттики западной пристройки. К ним надо добавить «волнистое» завершение алтаря, отголосок которого – «полуглавия» стен трапезной.

Все объёмы, большие и малые, удивительно пластичны. Так, храмовая апсида сложена с нарочитыми перекосами – изгибами кладки, а к барабанам главок примкнуты волюты.

Обилие криволинейных форм усиливает остроту и эффектность силуэта, создававшегося уступчатым, с ярусным пятиглавием основным и куполом колокольни, плавно переходившим в шпиль. Первый ярус храма и трапезной обработан пилястрами с простыми, но ордерного типа капителями, над которыми -тройные кронштейны, поддерживающие междуэтажный пояс. Эти кронштейны понизу напоминают гребёнку.

Во втором ярусе членящие его пилястры раскрепованы. Они снабжены постаментами, отделёнными горизонтальной тягой.

Следует отметить, что, за исключением алтаря и двух мест на трапезной, оси пилястр обоих ярусов не совпадают. Их ритм подчёркнуто разнороден. Наличники первого яруса - профилированные рамки, ступенчато соединённые с дугообразным фронтончиком. На северной стороне, у входа выведены родственные обрамлениям окон картуши.

У второго яруса наличники значительно наряднее: сандрики с изгибом, замковые камни, а в верхнем ряду храмовых ещё и «фартуки».Вместе с тем на алтаре и посередине трапезной излом надоконных сандриков заменён дополнительным проёмом круглой формы, объединённым с обрамлением окна. Убранство западной пристройки, во многом сходное с верхними этажами храма и трапезной, обогащено картушами: рельефными, украшающими боковые стены, и плоскими, вписанными в наличники переднего фасада.

Декор колокольни был выдержан в характере убранства всего здания, отличаясь несколько большей рельефностью.

Кладка здания кирпичная, цепная, в некоторых местах (южная стена трапезной) крестовая; раствор известковый, с затиркой швов. Размеры кирпича: храмовая часть-260-305х133-148х53-62, трапезная-275-295х140-145х54-64 см. На кирпичах обнаружены различные клейма, однако ни одно из них в существующей литературе не зафиксировано.

Церковь была обмазана и побелена. Однако сделанные московскими реставраторами расчистки показали, что наличники окон первоначально имели терракотовую окраску, рельефно выделяясь на фоне белых стен.

Внутри соединявшие помещения широкие арки создавали пространственное единство. Нижний (зимний) храм перекрыт коробовым сводом, его апсида - сомкнутым сводом с люнетом. Трапезная бесстолпная, свод здесь лотковый. Алтари приделов представляют собой полуконхи с распалубками над окнами. Трапезная при верхнем (летнем) храме имеет коробовый свод; придельные апсиды аналогичны нижним.

Наиболее интересно перекрытие основного храмового помещения. Восьмилотковый сомкнутый свод начинается над вторым рядом окон четверика, где он прорезан по осям и диагоналям люкарнами. Выше, примерно на уровне наружного уступа-восьмерика, стрела подъёма становится круче и подводит к вершине со световым фонарём.

Пристройка с запада имела, по-видимому, плоское потолочное покрытие, но над её боковыми частями-галереями выведены цилиндрические своды. Западные стены этих помещений наделены нишами.

В прошлом внутреннее убранство отличалось пышностью. Особенно замечателен был главный иконостас. Искусствовед В.В. Кириллов описывает его как «высокую стройную стенку, завершённую тремя изящными рокайльными фронтонами. Лёгкое грациозное движение ввысь придавало всей композиции иконостаса черты приподнятой торжественности, импонирующей динамичному пространству церкви. Благодаря применению ордера стенка…уподоблена полутораэтажному сооружению с тремя стройными арками врат, вписанных в её заглубление… Использован мотив тонких спиралевидных колонок, поддерживающих креповки карнизов с разорванными фронтонами. Фигурные рамы икон, украшенные резьбой, вычурные картуши фронтонных завершений, дополненные вазонами, резные царские врата-всё это создавало исключительный декоративный эффект».

К настоящему времени от декора интерьеров уцелели лишь отдельные незначительные фрагменты. В их числе портал северной галереи с трёхлопастным тимпаном на колонках. Кроме того, на сводах, арках, в распалубках окон есть остатки лепнины в виде картушей, венков, гирлянд. Церковь была обнесена оградой на высоком цоколе с ажурной чугунной решёткой и кирпичными столбиками.

По своей типологической принадлежности церковь Захарии и Елизаветы относится к двухэтажным храмам, в которых нижний, отапливаемый этаж функционировал в зимнее время, а верхний, холодный - летом.

Данный тип известен ещё Древней Руси, хотя и возник там довольно поздно, ибо даже в XVII в. как в центре (Ярославль), так и на периферии (Соликамск) сооружали раздельно стоящие летнюю и зимнюю церкви. Вместе с тем намечалось стремление объединить их в одно здание, отводя под зимний храм традиционный подклет (Воскресенский собор в Тутаеве, 1670).

Дальнейшее развитие указанного типа породило вытянутый по продольной оси двухэтажный храм «кораблём», в котором как при зимней, так и при летней церквах имелись трапезные, а с запада примыкала колокольня (церковь Николы на Болвановке в Москве, 1702-1714; зодчий О. Старцев).

Всё же в столичных культовых зданиях XVIII в. (и в Петербурге, и в Москве) двухъярусный вариант большого распространения не получил. Если он и применялся, то обычно не в продольной, а скорее в центрической композиционной схеме (например, Никольский Военно-Морской собор в Петербурге, 1753-1762; арх. С.И. Чевакинский).

Гораздо большей популярностью двухъярусные храмы пользовались в провинции, особенно в городах на торговом пути в Сибирь (Вологда, Великий Устюг, Верхотурье). При этом завершением основного объёма чаще всего делали малый восьмерик, т.е. одноглавие.

Даже когда в царствование Елизаветы Петровны от зодчих потребовали возврата к исконному русскому пятиглавию, оно возродилось не везде. Примером тому-тот же Устюг, где строилось много двухэтажных церквей, но ни одна из них не пятиглавая.

Лишь Урал дал почти непрерывный ряд двухъярусных пятиглавых храмов на протяжении почти всего XVIII столетия. Среди лучших – Успенский собор Далматова монастыря (1707-1719), Преображенская церковь в Кунгуре (1763-1781), Введенский собор в Карпинске (1767-1776).

В соседней с Уралом Западной Сибири и её тогдашнем главном городе Тобольске на начальном этапе каменного строительства ( конец XVII-начало XVIII вв.) двухъярусных храмов не было, хотя некоторые могли иметь подклет. Первое двухъярусное культовое здание в Тобольске явилось результатом капитальной переделки и надстройки Богоявленской (Богородицкой) церкви «каменных дел подмастерьем» К.М. Переволокой в 1737-1744 гг. Она (ныне не существует) венчалась широким восьмериком на четверике и луковицей. Следующей из местных двухъярусных церквей стала Михаилоархангельская (1745-1759). В ней более выражено трёхчастное осевое построение. Эта церковь опять же одноглавая: храмовым завершением служит купол с маленьким восьмериком.

И третий тобольский храм рассматриваемого типа – Крестовоздвиженская церковь (1753-1771). У неё взамен «полуглавий» Михаилоархангельской – фигурные щипцы, а над углами четверика поставлены четыре главки. Вместе с главкой на барабане, венчающей купол, образовывалось пятиглавие. Одни исследователи считают этот памятник предшественником церкви Захарии и Елизаветы, другие утверждают, будто он, наоборот, унаследовал некоторые особенности последней. Как бы то ни было, храм Захарии и Елизаветы следует считать эволюционным скачком.

Если сравнивать его с остальными тобольскими церквами XVIII в., то общность заключается в следующем:

1. Устройство щипцов в основании купола ( при более динамичном абрисе, чем у Михаилоархангельской церкви).

2. «Украинизирующая» форма алтарного купола – луковица, родственная завершениям основных объёмов Богородицкой, Рождественской церквей, храма Абалакского монастыря.

3. Волюты барабанов глав.

4.Двухэтажная западная пристройка, аналогичная Михаилоархангельской церкви.

Однако специфических черт у церкви Захарии и Елизаветы гораздо больше: 1. Наличие на обоих ярусах расширяющих трапезную приделов (не встречается ни в одном из двухярусных храмов Сибири и Урала).

2. Двухъярусность купола с использованием разделительного восьмерика. 3. Диагональные постаменты – фронтончики для боковых глав, объединённые с куполом.

4.«Волнистые» завершения каждой из граней алтаря.

5. Фигурные аттики западной пристройки.

6. Промежуточные членения храмового четверика-пилястры и их раскреповка. 7. Несовпадение фасадной ритмики нижнего и верхнего ярусов.

8. Ряд декоративных элементов- кронштейны нижнего, наличники верхнего яруса наличники и картуши западной пристройки.

Всё это порывает с господствующей стилистикой местного зодчества, которая основывалась на древнерусской традиции и сильном украинском влиянии (слагаемые так называемого «сибирского барокко»).

Кроме того, в церкви Захарии и Елизаветы ощутимо косвенное, а подчас даже прямое воздействие столичной барочной архитектуры. Подчёркнутая динамика форм, многие элементы декора вроде наличников, явно напоминают постройки Растрелли. Заимствования, однако, своеобразно переработаны, благодаря чему памятник весьма самобытен.

Церковь Захарии и Елизаветы сама затем послужила образцом для многочисленных подражаний. Особенно это относится к её завершению- двухъярусному куполу с диагональными главками на постаментах и щипцам четверика. Подобное, при более пологих очертаниях верха, имели Благовещенская церковь с. Шестакова на Вятке (1778; ныне сохранился только нижний ярус), построенные в конце XVIIIв. Преображенская (не сохранилась) и Успенская церкви, Вознесенская церковь в Томске (1789-1807). Последняя похожа на тобольский прототип и «волнистыми» завершениями алтаря.

Весьма важно, что на основе этого же тобольского храма Захарии и Елизаветы (а не исключено, что и Крестовоздвиженского) был создан девятиглавый вариант. «Крещатое» пятиглавие, характерное для Урала, объединилось тут с главками по диагоналям купола, образовав исключительно живописную группу. При этом форма глав и волюты барабанов остались специфически сибирскими, но отсутствовали фигурные щипцы или «полуглавия» стен, фасадные пилястры. Таковы не сохранившаяся Покровская церковь в Туринске, (1769-1773) и её более позднее повторение- Спасо-Преображенская в Нижней Синячихе под Алапаевском (1794-1823).

Даже в тех сибирских и уральских памятниках, где диагональные фронтончики-постаменты купола отсутствуют, заметно ощутимо подражание церкви Захарии и Елизаветы. Оно проявляется либо в особой изломанности завершения стен (тюменские церкви Знаменская, 1786; Спасская, 1794), либо в употреблении восьмерика на верхней части купола (Петропавловская церковь в Нейво-Шайтанске Алапаевского района, 1797-1820, и ряд других храмов). В настоящее время церковь находится в предаварийном состоянии. Стены имеют многочисленные дефекты: вертикальные и наклонные трещины, чаще сквозные, расслоение кладки, сколы и повреждения с разрушением отдельных участков и пр. Благоустройство примыкающей к храму территории с устройством новых асфальтированных дорог на высокой посадке привело к нарушению естественной и искусственной дренажных систем, к интенсивному обводнению участка и затоплению подвалов здания. В результате отсыпок грунтом цоколь здания оказался заглублен не менее, чем на один метр. Произошло понижение несущей способности грунтов и замачивание нижних рядов кладки стен. Деформированность грунтов привела к неравномерной осадке частей здания и образование, в связи с этим, трещин и других дефектов.

В итоге, революционная «расчистка» фасадов от «излишнего» архитектурного декора лишило храм его черт подлинного архитектурного облика. Общая утрата элементов декора - карнизов, тяг, капителей, обрамлений оконных проемов составила не менее 30-40%. Полностью снесены венчающие части колокольни, разобраны крыльца главного входа. Южный участок трапезной был растесан для устройства въездных ворот автотранспорта.

Исследование показало, что в крайне аварийном состоянии находится западная часть - поздний пристрой к колокольне, где произошло обрушение сводов перекрытия. Обрушение произошло из-за отсутствия стальных затяжек по всей длине сводов. Промораживание грунтового основания через полы подвалов (образование ледника) привело к пучению грунтов, что еще более усугубило техническое состояние данной части храма.

Одной из примечательностей строительных конструкций церкви является то, что ленточные фундаменты выполнены не из традиционного бутового камня, а представляют собой обычную кирпичную кладку с включением слоев забутовки. Фундаменты поставлены на деревянные сваи. Инженерно-геологические изыскания показали, что сваи в настоящее время находятся в двухметровом обводненном слое суглинистых грунтов.

В 1978-1979 гг. московским институтом «Спецпроектреставрация» было проведено обследование памятника, составлен эскизный проект реставрации, предусматривавший восстановление облика церкви, каким он был на 1865 г. (автор проекта - арх. Е.В. Рождественская). Проект был утверждён, однако к реализации приступили лишь в 1988г. Были воссозданы главы, возведён нижний ярус колокольни, произведены работы по частичной консервации. Затем, ввиду прекращения финансирования, работы были остановлены и вновь не возобновлены.

Работы на храме продолжались в 2005 году с выполнением научно-проектных работ, порученных ООО фирме «Терем» при УралГАХА, победившей в тендере. К настоящему времени проведены работы по архивному поиску, архитектурно-археологическим обмерам, обследованию технического состояния грунтового основания и конструкций, фотофиксации, археологии и др.

Цель реставрации - приведение архитектуры храма в состояние на тот период времени (конец XVIIIв.), когда, собственно, и сложился его окончательный облик. В данном случае реставрацию должны предварять специальные работы, ликвидирующие причины предаварийности здания. Проектом предусмотрены следующие первоочередные мероприятия:

- обеспечение поверхностного стока вод с площади храма в восстановленных планировочных отметках;

- понижение отметки грунтовых вод с помощью устройства контурной дренажной системы;

- устройство железобетонной обоймы стен фундаментов снаружи и изнутри по всему периметру здания для обеспечения дополнительной прочности и гидроизоляции фундаментов;

- устройство отсечной гидроизоляции;

- устройство отмостки на выявленном нами уровне существующей ранее отмостки;

- усиление грунтового основания под подошвой фундаментов с помощью цементации способом гидроразрыва пласта (метод манжетной технологии (ММТ) при давлении 12-16атм. Выполнение этих работ поручено специалистам специализированной фирмы «Регион-Подряд» (г.Пермь).

Восстановление целостности и прочности стен планируется провести с применением инъекций по методике объединения «Союзреставрация» - «Технология инъекционного укрепления каменных кладок памятников архитектуры», М.-1991г.

Большой объем вычинки, предусмотренный проектом реставрации, позволит восстановить подлинный облик храма в его частях: карнизах, поясках, сандриках окон, капителях и пр.

К реставрационно-восстановительным работам привлечена генподрядная организация ЗАО «Запсибстройсервис», директор Шоболов А.Н.

Работы начались по согласованию с органами охраны, епархией и заказчиком МУП «Тобольскстройзаказчик» в лице его руководства Целищева В.И. К восстановлению кровли над апсидой средней части храма приступила организация «Внекоммерческое партнерство «Сохранение памятников истории и культуры» под руководством Вавилова А.А.

Ими же проведены работы по изучению археологии и земляным работам по планировке участка.

В реставрации храма возможны два подхода:

- реставрация с приспособлением под его прямую функцию – приход;

- реставрация как объекта исторического показа с максимальным сохранением подлинных частей и элементов.

Учитывая эффективность сезонной эксплуатации храма, возможен компромиссный вариант в пределах двух указанных подходов. В Нижнем храме богослужение осуществлялось в зимний период времени. В верхнем храме – в летний. Компромиссный вариант заключается в том, что в первом ярусе средней части возможно обеспечение функционирования прихода в полноте церковной атрибутики для проведения служб с обязательным проведением комплекса реставрационных работ всего храма, включая полы (из чугунных плит на первом ярусе и деревянные – на втором), столярку окон и дверей ремонт штукатурки с покраской стен, консервацию декоративных элементов.

Церковь Захарии и Елизаветы – выдающейся памятник архитектуры. Тобольское барокко здесь «достигло своей наивысшей точки развития». Вобрав некоторые уже сложившиеся черты сибирского каменного зодчества, этот изумительный храм даёт также своеобразную переработку форм столичного (елизаветинского) барокко.

Ни один из храмов Тобольска, да и всей Сибири, не приобрёл у заказчиков и строителей такой славы и не вызвал такого количества подражаний. Реставрация данного памятника-родоначальника большой стилистической группы позволит уяснить и сохранить сложный эволюционный ряд построек, одну из интереснейших ветвей барокко в Российской провинции.